Zhasur Nematov

Жасур Неъматов занимается адвокатской деятельностью с 2011 года. Доктор юридических наук, профессор кафедры «Суд, правоохранительные органы и адвокатура» Ташкентского государственного юридического университета. Преподаёт учебные дисциплины «Адвокатура» и «Восстановительное правосудие». Профессиональный медиатор. Председатель Высшей квалификационной комиссии при Палате адвокатов Республики Узбекистан. Эксперт Экспертного совета по юридическим дисциплинам при Высшей аттестационной комиссии Республики Узбекистан. Член научно-консультативного совета по вопросам уголовного права при Верховном суде Республики Узбекистан. Национальный консультант проектов UNDP, USAID, UNODC.


Как вы думаете, почему именно вас выбрали победителем?

Любое демократическое, светское государство стремится проводить судебно-правовые реформы исключительно в целях обеспечения гарантии соблюдения прав человека. Немало усилий в этом направлении предпринимаются и в нашей республике. Для установления подлинной независимой судебной ветви власти ведутся научные исследования и осуществляются методические разработки, обобщается правоприменительная практика, и в конечном итоге совершенствуется национальное законодательство. Поэтому и привлекаются как национальные, так и международные эксперты, ученые и практики в области права, которые совместно организуют соответствующую работу. Я тоже нахожусь в числе указанных специалистов. Думаю, что организаторами было принято решение присудить мне номинацию имени Ричарда Стоддарда учитывая мой определенный вклад в дело защиты прав и свобод человека.


Почему вы решили стать адвокатом? Почему вы делаете свою работу, что вас мотивирует?

Основным стимулом стать адвокатом явилось беззаконие, которое было совершено в отношении близкого мне человека. Со временем всё-таки восторжествовала законность и справедливость, нарушенные права моего доверителя были полностью восстановлены. Но этого пришлось ждать очень долгое время, приложить немало усилий и ощутить боль невосполнимых потерь. В то же время, следует признать, что, в определённый жизненный момент, ввиду ряда причин, будь то субъективного, либо объективного характера, в профессиональном плане начинаешь осознавать, что делом, которым ты занимаешься особым рвением – уже перестаёт тебя удовлетворять и радовать. С этой точки зрения, профессия адвоката является более вольной и творческой, тем более восприятие и ощущение явной помощи, оказанной доверителю, при достижении положительного результата по делу, мотивирует тебя больше и дальше заниматься адвокатской практикой.


Чем вы больше всего гордитесь? Какие из дел, проведенных вами в рамках адвокатской практики, считаете наиболее значимыми?

Я горжусь признанием моих доверителей и тем, что они полагаются на меня как специалиста и обращаются ко мне для разрешения интересующих их вопросов. Я не задумывался о самом большом профессиональном достижении или успехе. Считаю, что не могут профессиональные достижения адвоката оцениваться по их значимости потому, что каждый урегулированный в правовом русле вопрос значим по своей сути. Если доверитель «заценил» работу своего адвоката, то поверьте, весомая часть нашего общества уже будет осведомлена об этом адвокате.   


Как вы оцениваете развитие и состояние адвокатуры в последние несколько лет?

В последние годы адвокатура также претерпела весомые изменения. И эти изменения, как законодательно, так и в сфере правоприменения, с учётом того, что имели мы ранее и сейчас – должны восприниматься адвокатским сообществом только положительно. Но, многое ещё предстоит сделать для совершенствования деятельности адвокатуры. За раз нельзя решить все проблемы адвокатуры, которые существуют. Я делюсь своими соображениями, надеюсь, мой посыл будет воспринят адвокатами правильно. Эволюционный процесс всегда более эффективен нежели революционные преобразования. Не раз это доказывалось историей. Сегодня, каждый член адвокатского сообщества имеет возможность открыто высказать своё мнение и позицию. Если его предложение убедительное, аргументированное и служит на пользу развития адвокатуры, не думаю, что оно будет отклонено кем бы то ни было. Это естественный жизненный процесс развития профессионального сообщества. Поэтому считаю, что национальная адвокатура развивается. 


Какие основные проблемы, на ваш взгляд, стоят сегодня перед отечественной адвокатурой, и каковы способы их разрешения?

Я хотел для начала затронуть проблемы внутреннего характера, которые мешают развитию отечественной адвокатуры. Не многие адвокаты обращают внимание на последовательность изложения текста клятвы адвоката, приведённого в законе, которая начинается со слов вступающего в ряды адвокатов претендента, что он вначале присягает честно и добросовестно выполнять профессиональный долг, затем даёт иные заверения. Я ни в коем случае не хочу этим указать, что профессиональный долг для адвоката является наивысшей ценностью в сравнении с последующей его обременённостью защиты прав и свобод человека, хранения адвокатской тайны, а также соблюдения Конституции и законов Республики Узбекистан. Абсолютно нет. Но само закрепление таких качеств, изначально, за адвокатской профессией, мне кажется неспроста и является предоставленной адвокатуре возможностью со стороны законодателя на своём примере продемонстрировать общественности как следует выстроить эффективный, действенный механизм взаимодействия как органов управления между собой, так и состоящих в сообществе членов. Это должно найти закрепление в корпоративных документах и явиться мерилом для подражания государственным органам и другим профессиональным сообществам. Однако, в настоящее время, многие корпоративные акты адвокатуры оставляют желать лучшего. В этой связи, считаю, что если адвокатура не разрешит свои, хотя бы, первостепенные внутренние организационные проблемы, то говорить о защите прав и профессиональной деятельности адвоката извне не имеет никакого смысла.

Отдельно хочу обозначить злободневные проблемы осуществления адвокатской деятельности по специализации. Все ещё есть в какой-то степени недоверчивое и в некоторых ситуациях предвзятое отношение к адвокатскому сообществу со стороны представителей правоохранительных органов, судов и иных ведомств. Приведу банальный пример, когда адвокат не сразу может попасть на приём должностному лицу или ждать начало какого-либо процесса, что резко роняет авторитет адвокатуры перед лицом общественности. Это, ещё, когда адвокат, не вступая к реализации своих профессиональных прав для представления интересов доверителя в рамках действующего законодательства, сталкивается с такими эмоциональными барьерами. Конечно, нельзя не отметить случаи подобающего отношения к адвокату, но они единичны. Не многие понимают, что целью всех государственных и негосударственных образований является служение народу. Это политика современного Узбекистана. Считаю, что в правовом поле все участники должны преследовать гуманную цель.    

  

Какая часть вашей работы самая сложная?

Самая сложная часть моей работы заключается, когда ты становишься свидетелем того, что правомочные органы, при вынесении соответствующих решений, не следуют или их представители совершают действия, которые идут вразрез требованиям применимого законодательства. Не понимают, что тем самым они не только дискредитируют себя, но и квалифицированных работников и представляемую ими власть. Пусть через определённое время, в итоге, восторжествует законность и справедливость по делу, но чувство недоверия по отношению к государственным органам сохраняется надолго, если не навечно. В этом убеждался я не раз по своей юридической практике.    


Как, по вашему мнению, ваша работа влияет на общество?

Полагаю, если я как адвокат представляю интересы своих доверителей и оказываю им содействие в реализации их прав и свобод либо в восстановлении нарушенных их прав и интересов, то в какой-то мере – влияю на обеспечение законности в деятельности государственных органов и установление правопорядка в обществе, а также повышение правосознания и правовой культуры населения.  


Что бы вы сделали, чтобы профессия адвоката стала более привлекательной для молодежи?

Мне кажется, это риторический вопрос. Если рассуждать трезво, то от индивидуальных усилий, даже имея такую возможность, не думаю, что профессия адвоката стала бы привлекательной для молодёжи. Здесь, полагаю необходим комплексный подход, фрагментарно я останавливался, когда говорил о проблемах адвокатуры. Но, вместе с тем, я убеждён, что профессия адвоката будет востребована и привлекательна молодёжи только в случае, если права адвоката и его профессиональная деятельность будут реально защищены и гарантированы государством обязательным и правильным соблюдением законодательства со стороны всех уполномоченных лиц и органов. Любые обращения в инстанции по факту нарушения прав адвоката и вмешательство в его профессиональную деятельность должны пресекаться своевременно и на корню, а также получить широкий общественный резонанс. 


Что бы вы могли посоветовать нашим читателям – студентам юридических факультетов, интересующимся профессией адвоката?

Как бы избито не звучал совет для всех профессий, которым следует руководствоваться, поскольку он уже апробирован и не требует доказательств, который также свойственен и уместен для профессии адвоката – это постоянная учёба, изыскания, работа над повышением своей квалификации, не останавливаясь на достигнутом. Это позволяет быть уникальным, востребованным и конкурентным на рынке юридических услуг. Нарабатывая профессиональный опыт, вы делаете себе достойного уважения имя адвоката.  

Donors
International Narcotics & Law Enforcement Democracy, Human Rights, and Labor Department Of State